Рай есть рай.

ангел

Она была чудо чудное, ну просто плоти неземной и души небесной ангел. Подобных на земле грешной точно нет, да и не было прежде, да еще никогда и не будет, наверняка. Я восхищался ей предельно, я восхищался ей как никем прежде не восхищался, как нечеловеческим чудом-чудным. Я был, несчастный, от нее, ангела, практически без ума, без ума оставила она меня. Не встречалось, не довелось встретить мне до сего блаженного дня такой дамы, прекраснее ее, ангела моего, и внешними данными и теми же душевными качествами. Потому что, сказал, как я уже ранее, других таких нет, искать не стоит, не отыщите, трудности перевода не сама жизнь.
Мы просто жили рядом и наслаждались друг другом и обязательно так же самими собою наслаждались. Мы были не на земле с ней, а буквально на седьмом небе, или восьмом, от нашего счастья полновесного. Что на нас небеса обрушили. Эти дни, вместе нами проведенные, в нашей жизни, хрупкой такой, раем были. Мы купались в блаженстве, на нашей верченной, совсем непохожей так на рай блаженный , земле. А так было у нас, рай есть рай.
Казалось, что я не совсем живу по-настоящему, а сплю крепким сном, и вижу сладкий, прекрасный, очень для себя долгий сон, и очень сладкий. Я все страшился, что как-нибудь я проснусь, и внезапно все, что радует, прекратится. Он растает утренним, жидким туманом. Я ждал и страшно всего этого предшествующего боялся. Боялся, остерегался пуще смерти своей.
Но так оно, к несчастью, все и произошло. Беда! В все изменилось одночасье. Чего постоянно отчего-то очень пугаешься, то тебя, к бабке не ходи, этим и накроет с головою.
Мы лежали с милым моим ангелом после полудня в кровати, она изможденная, дремала, я же с лаской поглаживал по маленькой, чистой головке ее. Что такое там непонятное? Неожиданно моя ладошка грубая, при очередном поглаживании на что-то для меня странное наткнулось. Я сильно удивился, немного подумав, раздвинул осторожно ее шелковые волосы, и, чертова балалайка, там усмотрел, рожки. Мама миа! Самые настоящие остроконечные рожки юной, но так таки прекрасной дьяволицы.
Сколько прошло с той поры дней, а до сих пор, горбатый дуралей, не могу разлюбить ее, несмотря на то, что понял, кто она есть на самом деле.

Добавить комментарий